«Восставший из пепла». История смоленского фермера


«Восставший из пепла». История смоленского фермера

Весной 2014 года ферма Гиви Шаншиашвили полыхала так, что зарево было видно на всю округу. На пепелище остались только головешки да обугленные бревна. Официально причиной пожара назвали разбушевавшийся травяной пал. Версию, в которой в роли главного подозреваемого фигурировала бы человеческая зависть, сам Гиви начисто отвергает. Не такой он человек, чтобы о ком-то плохо подумать.

Из распахнутых ворот мне навстречу с лаем бросились две немецкие овчарки. Без резких движений, не поворачиваясь к ним спиной, медленно отступаю к машине. А от дверей фермы уже спешит навстречу хозяин и кричит, чтобы мы проходили во двор, собаки не тронут, их задача — предупредить, что гости приехали. Гостям Гиви Александрович всегда рад. Приезжают они просто так или забрать готовую продукцию, для него каждый гость от Бога. И редко кто выходит за ворота фермы не отведав фирменное блюдо, которое готовит сам хозяин, — яичницу из яиц с собственной птицефермы.
Вопреки логике

Следы пожара и сегодня заметны повсюду. Если подойти к делу с холодным расчетом, то ферму можно было бы назвать не подлежащей восстановлению и больше в нее не вкладываться. Но не тот человек Гиви Шаншиашвили, чтобы пасовать перед бедой. Да и наш поход по КФХ, занявшему пять близлежащих гектаров, начавшийся с осмотра сгоревшего помещения, в котором раньше фермер откармливал до 150 свиней, говорил об обратном.

Пусть над кирпичными стенами до сих пор нет крыши и никто не знает, когда она появится, но Гиви Александрович уверен — постепенно, не сразу, но все у него будет в порядке. Так же, как и в рядом стоящем сгоревшем коровнике, который он своими руками восстановил. Теперь там небольшая, но весьма продуктивная и прибыльная птицеферма.

Сил и средств на это ушло столько, что до сих пор не удается достроить дом, и приходится хозяину третий год ютиться в отгороженной тут же комнатенке. Удобств — никаких, зато постоянно на работе. Сколько так будет продолжаться? Вопрос сложный. Несмотря на то что продукция от Шаншиашвили по пятницам и субботам на фермерском рынке пользуется большим спросом, денег на полное восстановление всего сгоревшего накопить не удается.

— Я выкупил эту ферму в 90-е. Работал заместителем начальника строительного управления. Строили мы дороги по всей области и в этих местах, в Кардымовском районе. Еще тогда присмотрел забытые всеми коровники, что остались в деревне Лопино от бывшего колхоза «Коммунар». Много денег сюда вложил, держал крупный рогатый скот, получал молоко, мясо. Пока был жив отец, занимался откормом свиней. Я никогда ничего ни у кого не прошу, не беру кредиты. Только сам зарабатываю. Все, что выручаю, пускаю на развитие хозяйства, — рассказывает Гиви. — Сейчас нужна пара миллионов рублей, чтобы над помещением, где свиней на откорме держал, новую крышу поставить. Где их взять? Хотел зелень продать, лук, салаты, так из-за холодов ничего не растет. После 15 июня, даже если тепла не будет, высажу томаты и перцы. Получается, что придется в открытый грунт, потому что и на пленку для теплиц средств не хватает, а уж о поликарбонате и мечтать нечего.

— Гиви, почему не бросил это дело, когда оно в пепел превратилось? Сгорело-то все дотла, стоило ли восстанавливать?

— Да, ничего не осталось. Думал, что не подниму больше хозяйство. Поддержка была только от семьи. Больше никого не интересовало, выживу я или нет. Но, понимаешь, я не могу по-другому. Не для меня диван в городской квартире. Мое место здесь и дело тоже. Напиши в газете, что есть такое фермерское хозяйство, где выращивают зеленый лук, сладкую тыкву, да все овощи и зеленные культуры. И все это без всякой химии, на обычной земле. Еще у меня есть птицеферма, курами занимаюсь с удовольствием. А постройки — восстановлю. Тем более что и районная администрация, и областной департамент сельского хозяйства хорошо ко мне относятся. Я могу там всегда быстро решить какие-то организационные вопросы.
Обратный отсчет

Он начался с двух дат — 7 мая и 7 ноября 2014 года, которые Гиви Шаншиашвили не забудет никогда. В канун Дня Победы он начал восстановление корпуса сгоревшей фермы, где сейчас находится птичник, а к празднованию Дня воинской славы России работы завершились. Чего это стоило, даже трудно себе представить. Но результат получился хороший.

— Видишь, крышу полностью перекрыл, стены сделал так, что даже в самые жестокие морозы и без отопления у птицы не замерзает вода.

— А стоит ли заниматься производством яйца, ведь его в магазинах и так достаточно?

— Все равно выгодно. Рентабельность может доходить до 15 — 20%. Сдаю свою продукцию в магазины, берут с удовольствием. Да и на рынке выходного дня каждый раз около 500 яиц продаю. Но все же выгоднее всего выращивать бройлеров. Завез молодняк породы венгерский великан. Вкус мяса изумительный! Пользуется спросом, который мне вряд ли когда-то удастся удовлетворить. Цыплятам по полтора месяца, а весят уже больше, чем взрослые куры. Да и живут они не в клетках, а на полу, свободно двигаются. Всем курам постоянно даю свежую траву, а основной корм: кукуруза, ячмень и пшеница в равных пропорциях. И никаких добавок для увеличения яйценоскости. Продукт должен быть чистым.

Идем по огромному помещению, основой которого служат кирпичные столбы и заложенные между ними брусья. Просто и исключительно энергоэффективно! Теплу тут просто некуда уходить, и птица отапливает свое жилье температурой собственного тела. Здесь же стоят два инкубатора — на 80 и 300 яиц, так что стадо несушек и бройлеров пополняется «не отходя от кассы». Вроде бы мелочь, но себестоимость конечного продукта, будь то яйцо или мясо, снижает в разы. А это значит, что появляется лишняя копейка на ту же крышу и другие нужды.
Может, кому-то это невыгодно?

Крамольный вопрос, особенно когда речь идет о развитии крестьянско-фермерского хозяйства, которое должно поддерживаться на всех уровнях. А почему он возник? Да потому, что, выходя из птичника, я натолкнулся взглядом на торчащую из земли газовую трубу, а метров за 50, в поле, виднелся ГРП.

— Теперь у меня все здесь есть, — поймал мой взгляд Гиви, — и газ, и электричество, и вода. Подтянул я сюда газовую трубу, отдал за это 280 тыс. руб. Никто не помогал, все сам сделал. А в теплицу отопление завести — денег уже не хватило.

— И все же, Гиви, чего ты хочешь? Зачем идешь на такие труды и затраты?

— Хочу производить экологически чистую продукцию, и чтобы она была недорогой. Пусть мою зелень, овощи, курятину сможет купить каждый человек, какую бы зарплату он ни получал. Представляешь, если бы я сделал отапливаемые теплицы, сколько бы продукции можно было иметь? Да и мяса птицы до 100 тонн в год свободно производил бы. Небольшая поддержка, толчок — и хозяйство сдвинется с мертвой точки, выйдет из состояния выживания, начнет развиваться. Я же любой рынок завалю своими экологически чистыми и недорогими продуктами…

А мне вдруг подумалось, что, может быть, неспроста КФХ Шаншиашвили существует как бы само по себе? Возможно, кому-то невыгодно иметь такого конкурента, из-за которого придется снизить цены и внимательнее следить за качеством собственного товара? Ведь бизнес — самый жестокий «вид спорта», и такой прием, как недобросовестная конкуренция, в нем никто не отменял…

Рабочий путь.

Похожие новости:

Хочешь быть в курсе последних новостей Смоленска?
Подпишись на обновления сайта по RSS новости смоленскаRSS, RSS новости смоленскаEmail или twitter новости смоленскаTwitter

Оставить комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите самый большой кружок: