О смоленском поэтическом подполье и «боях без правил»


О смоленском поэтическом подполье и «боях без правил»

Корреспондент «РП» встретился с молодым смоленским поэтом Юрием Ли – организатором одного из самых популярных и нестандартных поэтических вечеров в Смоленске. Юрий рассказал о себе, о творчестве, опыте написания стихов на заказ и о новом формате встреч любителей поэзии.

— Как поэзия пришла в твою жизнь?

— С 4-го класса я любил читать стихи, не с табуретки, конечно, но перед аудиторией. Потом захотелось не только воспроизводить прекрасные тексты, но и самому что-то создавать. Лет с 13 я писал, но получалось как-то несерьезно, сейчас даже не вспомню свои первые стихи. А в 15, когда учился в школе, нам дали творческое задание — рассказать историю своей семьи. На этот конкурс я написал стихотворение «Мой род», которое победило на городских и областных чтениях. С тех пор решил, что могу заниматься этим на более серьезном уровне. Люди подходили после конкурса и говорили, что это было здорово. В поэзии, да и в любом творчестве, есть такое популярное понятие как фидбэк (от англ. Feedback — отзыв)…

— Считаешь, что слушатели поняли, что ты хотел до них донести?

— Да, и это безумно приятно. Для любого творческого человека это самое главное.

— У тебя есть любимые поэты?

— Бродский и Блок. Мне нравится, как они чувствуют слово.

— А любимые стихи?

— «Пилигримы» Бродского и «Скифы» Блока.

— Поэзия для тебя – это просто текст или важна и аудиовизуальная составляющая?

— Смотря о каком формате идет речь. Если о презентации книги или выступлении, когда собирается целый зал, тут нужно поработать и над декламированием. Любое взаимодействие с читателем подразумевает работу над подачей текста. Потому поэту нужно проходить курсы актерского мастерства, сценической речи. Нужно уделять внимание тому, как стих звучит, как мы выглядим в этот момент. Мне в этом плане очень повезло: в семилетнем возрасте родители отправили меня в ТЮЗ. До шестнадцати лет играл там. Самое большое влияние на меня оказал художественный руководитель нашего театра В. И. Зайцев, который, кстати, обучался в Московском театре-студии под руководством Олега Табакова. Он, к сожалению, умер несколько лет назад. Прямо на сцене Камерного театра, во время работы над спектаклем.

— Чтобы на свет появилось стихотворение, тебе нужно вдохновение или у тебя конвейер: например, раз в неделю ты должен что-то выдать «на-гора»?

— Я практиковал оба варианта. Вдохновение можно сравнить с ощущением, когда ты, как серфингист, ловишь волну. Второй вариант, ремесленнический, — когда ты сел за «станок» и начал обтесывать. Я могу работать в любых условиях. Но когда есть инсайд, какой-то эмоциональный вброс, получается лучше.

— И написать стихи на заказ для тебя не проблема?

— Да, у меня был подобный опыт. Писал тексты для песен.

— А в чем разница между поэтом и текстовиком?

— Как говорил Джон Леннон, «стихи писать дано не каждому, а текст для песни может написать любой».

— Когда говорят о поэтических вечерах, у многих возникает ассоциация, что на них ходят разве что пенсионеры, а еще бедолаги-школьники да студенты, которых загнали туда с занятий.

— Да-да, и они вынуждены слушать стихи членов известных поэтических обществ. Чаще всего такие вечера превращаются в чествование поэтов. Но искренности со стороны публики во всем этом, к сожалению, нет. Другой формат — закрытые поэтические общества, в которые не так просто попасть. Как правило, они состоят из филологов. Одни читают свои произведения, другие — критикуют, хвалят, разбирают.

Как говорится, «узок круг этих революционеров. Страшно далеки они от народа». На мой взгляд, в поэтических вечерах главное — состязательность, которая стимулирует поэта стараться и развиваться. Когда он подбирает произведения, и когда их декламирует. Это вообще очень хороший способ работать над собой в любой отрасли.

— Расскажи про первое «поэтическое подполье» в Смоленске.

— Первый пробный «Вечер свободной поэзии» мы решили провести 19 ноября 2016 года «в подполье». Мне нужно было познакомиться с людьми, которые хотели выступать, познакомиться с их творчеством. Следующие вечера уже назывались «Подпольная поэзия». Это были поэтические турниры, на которых мы поощряли победителя денежным призом, он формировался из взносов всех участников. Мне кажется, это честно и справедливо.

Было решено сделать двухэтапную модель голосования. На первом — свое слово говорили члены жюри, чаще всего люди с филологическим образованием, а на втором — зрители. Потом к нам присоединились спонсоры, которые предоставляли поощрительные призы (абонементы и пригласительные) ребятам, занявшим вторые и третьи места.

— А почему появился новый проект — «Стихи пожестче»?

— «Стихи пожестче» — это своеобразные поэтические перфомансы (от англ. Perfomance — представление), которые существуют параллельно с турнирами. Это наша эволюционная история: на вечерах «Подпольной поэзии» я познакомился с людьми, с которыми мне интересно работать, которые разделяют мои взгляды на творчество и на мир в целом. Это Юля Глыбина, победительница одного из наших вечеров; Андрей Евстигнеев, занявший третье место, и Анна Гавриленко, имеющая свое видение поэзии. Образовался такой вот своеобразный квартет.

— Вы каждый раз готовите новый материал для таких спектаклей?

— Не совсем, мы используем старый материал, но каждый из нас добавляет и какие-то новые «фишки». На последнем вечере мы выступали в «Бардаке», и я ходил в костюме официанта, принимал заказы у не подозревавших никакого подвоха гостей. Подходил к столу и на просьбу принести какое-то блюдо отвечал, что, увы, но его… нет. Так вот после пяти-шести попыток заказать еду человек начинал вопить: «А что у вас вообще есть?!», и я отвечал, что есть стихи, причем различные. С кровью, например, или без. Будете?

— А вы не подумываете о какой-то совместной публикации?

— Проект «Стихи пожестче» вполне может лечь в основу сборника. Возможно, своими выступлениями мы заинтересуем какое-нибудь издательство. Но для меня непонятно, почему поэт должен платить деньги, чтобы напечатать свои стихи. Художник может подарить свою картину или продать.

— Можно сделать поэзию популярной в молодежной среде?

— Как мне кажется, то, чем мы занимаемся, напрямую ведет к популяризации поэзии. У нас, помимо поэтов, которые читают свои стихи достаточно монотонно, есть яркие персонажи, способные удерживать внимание зрителя, привлекать его. Мы приглашаем на наши вечера смоленских музыкантов, которые близки нам по настроению. Поэтому их посещает большое количество старшеклассников и студентов. Недавно был и мужчина лет семидесяти, который сказал, что ему понравилась та энергетическая волна, которая гуляла по залу на протяжении всего вечера.

А теперь раскрою секрет – мы хотим бросить вызов одному известному смоленскому объединению поэтов. Об этом пока знают только два человека, потому горячее информации не придумаешь (смеется).

— В каком формате? Или это будут «бои без правил»?

— Поэту будет предложено выбрать тему, а он попытается ее раскрыть. К сожалению, больше рассказать не могу. Следите за новостями в нашей группе ВК «Стихи пожестче. Подпольная поэзия».
Справка «РП»

Юрий Ли закончил СГАФКСТ (Смоленская государственная академия физической культуры, спорта и туризма). Занимается реабилитацией людей. Он массажист и поэт. В соцсетях его зовут Юрий Лисаковский. Все считают, что это настоящая фамилия, а когда он представляется как Ли, принимают за псевдоним.

Похожие новости:

Хочешь быть в курсе последних новостей Смоленска?
Подпишись на обновления сайта по RSS новости смоленскаRSS, RSS новости смоленскаEmail или twitter новости смоленскаTwitter

Оставить комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите самый большой кружок: