Всем фондам фонд: государство и фирмы вложатся в российские стартапы


Всем фондам фонд: государство и фирмы вложатся в российские стартапы

Идея создания фонда фондов, работающего в секторе инноваций, возникла в марте на встрече президента России Владимира Путина с крупнейшими инвесторами. Идею выдвинул основатель Almaz Capital Partners Александр Галицкий. По его словам, ведущие корпорации не готовы вкладывать напрямую в высокорисковые стартапы, создающиеся с нуля. Выходом может стать создание посредника, когда компании, пенсионные фонды или страховщики создают структуру, которая инвестирует в венчурные фонды, напрямую работающие с новыми развивающимися бизнесами. В октябре на съезде РСПП эта идея была подтверждена.

Позже соглашение о создании фонда подписали восемь инвесторов. В их числе оказались AEON, ЕСН, «Интеррос», «Полюс», «Ренова», «ТМК и Синара», «Уралхим и Уралкалий», «Фосагро». Моделью функционирования фонда был выбран договор инвестиционного товарищества, в котором государство и частные инвесторы выступят товарищами-вкладчиками. Функции управляющего товарища взял на себя Российский фонд прямых инвестиций. Вопрос об органах управления фонда планируется окончательно решить на следующей неделе.Предполагается, что на первом этапе инвестиции пойдут от государства — как сообщал вице-премьер Андрей Белоусов, в бюджете уже заложено более 14 млрд рублей на эти цели — а затем инвестиционная активность ляжет на плечи частников. Кроме того, государственные инвестиции по замыслу не должны пострадать при неудачном вложении в тот или иной проект.

Форма фонда фондов является весьма популярной в инвестировании. Главная их задача — достичь высокой диверсификации вложений, чтобы тем самым снизить риски. Подобные структуры могут быть самыми разнообразными — одни вкладывают в хедж-фонды, другие — в фонды взаимных инвестиций. Существуют и венчурные фонды фондов.

— Фонды фондов сыграли заметную роль в формировании развитых венчурных рынков, — рассказал в интервью «Известиям» инвестиционный директор Российской венчурной компании (РВК) Алексей Басов. — В Израиле пример такого инструмента — Yozma, в Европе — Европейский инвестиционный фонд, в Китае создано более 200 фондов фондов с участием государственного капитала.

— Фонд фондов, по задумке авторов проекта, не занимается инвестированием напрямую в компании, — отметил директор Центра исследования финансовых технологий и цифровой экономики Сколково-РЭШ Олег Шибанов. — Он передает деньги сильным управляющим фондов, доказавшим свои способности отбирать эффективные проекты, чтобы они уже могли вложиться в перспективные компании. Это позволяет снижать риски инвестиций, хотя иногда может стоить дополнительных комиссий конечному инвестору. В данном комиссия будет разделена на несколько инвесторов и тем самым минимизируется для каждого из них.

Венчурные инвестиции в принципе предполагают риск, но одновременно и отличаются более высокой нормой доходности. По словам Шибанова, такая норма в целом зависит от консервативности и отношения к риску у конкретного фонда.

— Норма доходности для подобных инвестиций зависит от стадии инвестирования. Если ранняя, то ожидаемая доходность может быть около 70% годовых, — пояснил доцент кафедры бизнеса и управленческой стратегии Института бизнеса и делового администрирования (ИБДА) РАНХиГС Теймураз Вашакмадзе. — А дальше — снижение до 25%. Ниже 25%, как правило, венчурным фондам и фондам прямых инвестиций бессмысленно инвестировать в проект.

В России во второй половине 2010-х годов рынок венчурного инвестирования развивался довольно интенсивно. По итогам 2019 года общий объем накопленных инвестиций составил по оценке Dsight $868 млн, из которых примерно десятая часть приходилась на госфонды. Однако 2020 год оказался не самым успешным. Согласно данным Российской ассоциации венчурного инвестирования (РАВИ), по итогам 11 месяцев число и объем инвестиционных соглашений сократились на 30% — всего сделок было заключено на $80 млн. В то же время в методология РАВИ не учитывала некоторые крупные сделки, как то: привлечение $150 млн одним из крупнейших российских онлайн-ритейлеров Ozon. Как бы то ни было, но в такой ситуации частно-государственное партнерство может серьезно поддержать венчурный рынок в условиях кризиса.

По оценке Олега Шибанова, успех данного фонда будет зависеть от количества перспективных отечественных проектов, так что вопрос в конечном итоге в идеях.

— Это усиление венчурного рынка России, поэтому можно только приветствовать очередного игрока. При этом ответ на вопрос, будет ли достаточно интересных проектов на российском рынке, пока непонятен. 20 млрд рублей для нашего рынка является большой суммой, поэтому только время покажет, каких доходностей удастся добиться. Важно то, что это развивает инфраструктуру, и поэтому точно полезно для России.

Читайте также

Оставить комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите самый большой кружок: