В России продолжается эксперимент по хранению продуктов в вечной мерзлоте


В России продолжается эксперимент по хранению продуктов в вечной мерзлоте

В погоне за мифом
У исследователя Арктики Эдуарда Толля была мечта: найти таинственную Землю Санникова. В 1810 году купец-зверопромышленник Яков Санников увидел огромный остров в Северном Ледовитом океане. Ему поверили, стали искать.

Скорее всего, Санников не был выдумщиком. Об этом мне рассказал легендарный исследователь Дмитрий Шпаро. Санников мог видеть землю. Но это была не земля: остров, основание которого — из ископаемого льда. Со временем лед подтаял и острова не стало. Так в Арктике бывает.

Но барон Толль верил в существование Земель Санникова (в ту эпоху об острове-призраке говорили во множественном числе), и считал, что его надо найти во что бы ни стало. И вообще, наши предки верили, что Арктика таит массу открытий. Была теория, что в Северном Ледовитом океане есть целый континент — Арктида.

Под руководством барона в 1900 году в экспедицию вышла шхуна «Заря». У берегов Таймыра льды остановили исследователей, и Толль заложил в вечной мерзлоте несколько продуктовых складов. Один из которых остался невостребованным. Толль записал в дневнике: «Я велел зарыть ящик с 48 банками консервированных щей, запаянный ящик с 6 кг сухарей, запаянный железный ящик с 6 кг овсянки, запаянный ящик, содержащий 1,6 кг сахару, 4 кг шоколада, 7 плиток и 1 кирпичик чаю».

Землю Санникова не нашли, да и, к слову, даже если бы и нашли — мир бы от этого не перевернулся. Ничего сакрального в еще одном арктическом острове не было. Скажу больше: их шхуна прошла в 60 км южнее огромного архипелага, который мы сегодня знаем под названием Северная Земля.

Архипелаг, превышающий по площади Бельгию, найдет совсем другая экспедиция. Толль фанатично искал Земли Санникова. Он вместе со спутниками погиб в 1902 году на одном из Новосибирских островов. Что случилось — неизвестно.

О вкусной и здоровой пище
А склад Толля нашли. В начале 1970-х, на мысе Депо (полуостров Таймыр). Продукты на глубине 1,3 метра сохранились отлично. По оценке Дмитрия Шпаро, и сухари, и каша 1900 года оказались «просто прекрасными».

И пошло-поехало. Экспедиции пошли одна за другой. Чуть позже в Москву с Таймыра доставили чудо кулинарной мысли: банки консервов «Щи с мясом и кашей». «Хорошо пахли, были кусочки мяса», — вспоминает Шпаро.

Мне посчастливилось держать в руках 675-граммовую банку из закладки барона. Место действия не имею права выдать: скажем так — одно из секретных хранилищ государственного продовольственного резерва страны. Да и в руки банку разрешили взять только в перчатках.

В России производство таких консерв наладили в 1862 году на фабрике Азибера, он француз. Но сама фабрика — в Санкт-Петербурге, сырье и мастера — наши, отечественные. Изначально эти консервы предназначались для армии и для путешественников. Но в армии приживались плохо, на господ офицеров впечатления не произвели, да и нижние чины от консервов нос воротили. Щи и каша из котла на костре — родное и понятное, а пища из жестяной консервной банки настораживала. И это при том, что ассортимент консервов впечатлял: вареная и жареная говядина, баранина, рубленое мясо и жидкий бульон.

Продуктовый полигон
В НИИ проблем хранения Росрезерва консервы исследовали досконально. И — поразились: оказалось, что продукт не просто не испортился: он безопасен с точки зрения биологии, продукты сохранили питательность и полезные вещества.

Так и родилась идея сделать мыс Депо не только памятным историческим местом, но и научной площадкой для экспериментов по длительному хранению продуктов в вечной мерзлоте. Арктика стала нашим «продуктовым полигоном»: в хроны заложили не только тушенку, но и муку, крупы, бакалею, алкоголь, закваски, детское и спортивное питание, протеины, аминокислоты, носители информации, шерсть и даже нефтепродукты.

А углеводороды-то при чем? Их что, тоже собираемся есть? Нет, бензин и солярка идут по другой программе. Надо понять, как они поведут себя в условиях длительной заморозки запасы топлива для авиации и судов. Правда, если барон Толль складывал продукты в жестяные ящики с гречишной крупой, которая служила и абсорбентом, и буфером, то сегодня все помещают в 35-литровые молочные фляги (вместе с терморегистраторами).

А зачем все это надо?
Скептик спросит: да, вечная мерзлота — это, конечно, здорово. Но вы считали, сколько стоит доставка на тот же Таймыр? Правильно ответить вопросом: а сколько стоит глоток воды в пустыне? Если вы умираете от жажды, то — все, что у вас есть. Просто потому, что это вопрос жизни и смерти. Все эксперименты под эгидой Росрезерва нацелены на то, что в случае глобальных бедствий и конфликтов извлечь продуктовые запасы и накормить население.

И не только накормить, но и лечить. В 2016-м заложили сухой продукт переработки крови — альбумин. Согласно планам, в 2025 году его извлекут и посмотрят, как он сохранился.

Самые продвинутые сейчас спросят: а как же глобальное потепление? Арктика ощутимо подтаивает, не так ли? Вопрос правильный, но, как говорят инициаторы эксперимента, «ответ находится вне сферы информации публичного характера».

Но и несекретной информации хватает для оптимизма. Просто напомню, что на Таймыре свет клином не сошелся. В России вечной мерзлотой сковано 65% территории. Нам-то естественных «продуктовых морозильников» надолго хватит. В отличие от очень многих стран мира.

Конкретно
«Мы, русские»
Было бы несправедливым представить историю барона Толля как фанатичный поиск острова-призрака. Во время его экспедиций велись большие научные исследования. А особый акцент Толль делал на патриотизм. «Неужели мы отдадим последнее поле действия для открытия нашего Севера опять другим народам, — писал барон в обращении к правительству. — Ведь одна из виденных Санниковым земель уже открыта американцами, именно Де-Лонгом. Мы, русские, пользуясь опытом наших предков, уже по географическому положению лучше всех других наций в состоянии организовать экспедиции для открытия архипелага, лежащего на севере от наших Новосибирских островов».

Цитата
Нас не спросили? А напрасно
«Призыв барона Толля прозвучал в нужное время. Американцы высадились на остров Врангеля и на архипелаге Де-Лонга, австрийцы — на Земле Франца-Иосифа. Шведы и норвежцы плавали по сибирским морям, открыв большое число островов в Карском море. На Новой Земле норвежцы уже били зверя, а немцы планировали изыскательские работы с целью добычи минералов. Мнения России не спрашивали, словно речь шла о ничейной территории. Права России в Арктике необходимо было подтвердить крупной географической акцией».

(Из книги «Вечная мерзлота. Клад Эдуарда Толля»).

Все как сегодня: в Арктике столкнулись амбиций многих стран мира. И некоторые не стесняются игнорировать интересы России.

Читайте также

Оставить комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите самый большой кружок: