Телеведущий Сергей Агапкин призвал не бояться фаст-фуда


Телеведущий Сергей Агапкин призвал не бояться фаст-фуда

В программе «Формула еды» канала «Россия 1» Сергей вместе со своей соведущей актрисой Анной Цукановой-Котт активно передвигается по России в поисках супереды, для покупки которой не требуется брать кредит. На этот раз теледоктору не требуется белый халат, но явно пригодилась страсть к кулинарии, благодаря которой Сергей в свое время мечтал о карьере повара. Под впечатлением от нового проекта, «МК» обсудил с Сергеем обед в полевых условиях, вегетарианство, фастфуд и «Танцы со звездами».

— В новой программе вы поменяли студийный комфорт на работу в полях. Как вам новый телевизионный опыт?

— Наверное, технически, физически и психологически здесь сложнее. Съемки происходят в довольно короткий промежуток времени, но при этом все довольно растянуто по географии и по рабочему дню. Но с другой стороны, это довольно увлекательно. Много новой информации, которую нужно переработать, много интересных людей.

— На этот раз вы ведете программу с Анной Цукановой-Котт. Как сработались?

— Очень хорошо. Анна отлично понимает, что делает, впрягается в процесс, для нее это не монотонное отрабатывание часов, ей интересно то, что происходит на съемках, она задает кучу вопросов.

— Конечно, ей интересно. Еда сейчас всех интересует. Это же прямо новый рок-н-ролл, как говорят англичане…

— Ну, рок-н-ролл в свое время возмущал старшие поколения, а потом стал мейнстримом. И сейчас те, кто вырос на рок-н-ролле, уже плющат своих детей за то, что они слушают рэп или попсу какую-нибудь. С едой другая история. Человечество от нее никуда не уходило, потому что еда — это фундаментальная ценность и целый пласт культуры, к тому же человек не может ее игнорировать. Можно переехать в другой климат и забыть о теплой одежде, переселиться в деревню и забыть о правилах светского этикета, но сложно представить, чтобы человек забыл о еде.

— При этом отношение к еде может со временем меняться. Как оно менялось у вас?

— Мне нравится вкусная еда, но у меня нет установок из разряда, что если луковый суп приготовлен не в Париже, то он какой-то неправильный, или ветчина из Пармы — настоящий деликатес, а сало из Воронежа — так себе продукт. В этом смысле я абсолютно не гурман. Тем не менее еще с детского сада я мечтал стать поваром. Мое детство пришлось на восьмидесятые и девяностые, то есть времена, когда о здоровой пище было мало что известно. Ели что давали. А в девяностые жрать иногда было просто нечего, так что взгляды на еду были очень простыми. Но в то же время в девяностых я и вегетарианцем побыл, до веганства и сыроедения, правда, не дошло.

— Ваше вегетарианство закончилось по медицинским показаниям или просто сама доктрина разочаровала?

— Просто в какой-то момент я остро понял смысл фразы Остапа Бендера «Киса, не делайте из еды культа». Помню, я был в Индии, и мы компанией сидели в кафешке на берегу океана. Рядом оказалась группа русских йогов, и они, видимо, были уверены, что в Индии все вегетарианцы. И вот девушка на ломаном английском спрашивает, что им могут предложить. Добрый непалец как человек, живущий на морском берегу, принес тарелку со свежим уловом рыбы и морепродуктов. Девушка начала кричать, топать ногами, возмущаться, как ей посмели сунуть под нос мертвечину, она же йогой занимается и стремится к просветлению. И один человек из нашей компании, он был из тех йогов, которые жили в Индии целыми сезонами с осени до весны, не без иронии заметил: «Ну конечно, ведь от просветления ничего, кроме рыбы, не отделяет». И в этот момент я понял, что слишком много внимания ко всем этим ограничениям, как будто больше ничего в себе менять не нужно. И вот так само собой получилось, то вегетарианство мне перестало быть интересным.

— Сейчас приятно считать, что гастрономическое просвещение россиян идет вперед семимильными шагами. Хотя есть и те, кто уверен, что едим мы по-прежнему неправильно. Как на самом деле?

— За то время, что я веду программы на телевидении, ко мне попадает достаточно достоверная статистика на этот счет. И я могу сказать, что подвижки в лучшую сторону есть. Уменьшилось употребление алкоголя, мы стали меньше есть переработанного мяса, то есть колбасы, сосисок и так далее. При этом увеличилось потребление овощей и фруктов. До идеала далеко, но в целом тенденция позитивная.

— Вы сами известны как адепт здорового питания. Означает ли это, то вы не едите ничего вредного?

— На мой взгляд, есть две крайности. Кто-то крестится при виде гамбургера — уйди, нечистая. А кто-то не вылезает из фастфуда. По-моему, оба подхода обречены. Тех, кто питается неправильно, ждет ранняя смерть от множества болезней. А фанатичные поклонники правильного питания обречены на постоянную социальную напряженность, потому что они плывут против течения. На мой взгляд, питание в целом должно быть правильным. Нужно выбирать здоровую пищу, есть много овощей и фруктов, рыбу вместо переработанного мяса, о чем я постоянно говорю в своих программах. Но когда вам предлагают кусок торта, или появляется желание съесть шоколадку, или в придорожной забегаловке, где вы оказались, нет ничего, кроме отварных сосисок, это не должно становиться какой-то проблемой. Есть откровенно вредные вещи, но ни одна из них не работает негативно при эпизодическом употреблении. Если вы шесть раз в неделю употребляете нормальную еду, а в выходные сходили в фастфуд, то все равно счет 6:1 в вашу пользу. И наоборот. Если вы все время «Доширак» закусываете гамбургером и раз в неделю решили сделать себе капустный салатик, то вряд ли он принесет значительное улучшение.

Читайте также

Оставить комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите самый большой кружок: