Первая пятерка в рейтинге российских вузов агентства RAEX неизменна: МГУ, МФТИ, МИФИ, СПбГУ и ВШЭ


Первая пятерка в рейтинге российских вузов агентства RAEX неизменна: МГУ, МФТИ, МИФИ, СПбГУ и ВШЭ

Десятый ежегодный рейтинг лучших вузов России RAEX-100 зафиксировал «пробуксовку» показателей международной интеграции и снижение заработка вузов от дополнительных программ. Впрочем, падение могло бы быть и большим, но на выручку вузам пришли онлайн-технологии.

Рейтинговое агентство RAEX («РАЭКС-Аналитика») выпустило юбилейный, десятый рейтинг вузов России. В верхнем эшелоне обошлось без сюрпризов: пять лучших вузов страны сохранили свои позиции. Как и в прошлом году, возглавил рейтинг МГУ им. М. В. Ломоносова, далее следуют МФТИ, НИЯУ МИФИ, СПбГУ и НИУ ВШЭ. В топ-10 рейтинга два изменения: МГТУ им. Н. Э. Баумана опередил МГИМО и занял шестую позицию, а на восьмое место поднялся Томский политехнический университет, обошедший СПбПУ Петра Великого. Рост Бауманки объясняется повышением уровня зачисленных абитуриентов, а также интенсификацией сотрудничества вуза с работодателями. Что же касается Томского политеха, то он продемонстрировал более динамичный рост статистических показателей образовательной деятельности, чем его визави из Санкт-Петербурга.

Всего в рейтинг RAEX-100 вошли университеты из 31 региона России. Явным лидером по количеству участников рейтинга является Москва: 32 вуза из первой сотни находятся в столице (31 годом ранее). Широко представлены Санкт-Петербург (11 учреждений), Московская и Томская области (по 5 вузов) и Татарстан (4 вуза). По три университета из числа лучших расположены в Воронежской, Курской, Ростовской, Самарской и Тюменской областях.

Публикации превыше всего

Данные рейтингов RAEX последних лет свидетельствуют: наибольшего прогресса российские вузы достигли в области научных публикаций, индексируемых в зарубежных наукометрических базах. Если пять лет назад на одного научно-педагогического работника (НПР) топ-100 вузов России в среднем приходилось 0,20 публикации в год, то по итогам актуального рейтинга — уже 0,68 публикации, индексируемой в базе Scopus. Еще более стремительная динамика наблюдается в области цитирования научных работ: среднегодовое количество цитирований на одного НПР по топ-100 за последние пять лет выросло примерно в семь раз. К слову, такого взрывного роста, как по цитированию, у вузов из топ-100 рейтинга RAEX не наблюдается более ни по одному измерению.

Пандемия коронавируса не оказала заметного негативного эффекта на публикационную активность вузов. Даже напротив, в условиях, когда была остановлена работа многих лабораторий по всему миру, у ученых высвободилось время на подготовку публикаций на основе ранее полученных данных, отмечает руководитель лаборатории гибридной нанофотоники и оптоэлектроники Университета ИТМО Сергей Макаров. «Научное сообщество стало больше использовать всевозможные онлайн-платформы для подготовки совместных научных публикаций, проведения обсуждений, вычислений и многих других процессов, которые ранее привычнее было проводить офлайн»,— отмечает Макаров.

Международная интеграция сбавила обороты

Еще один показатель, демонстрировавший уверенный рост все последние годы,— доля иностранных студентов. Как известно, этот параметр прочно зашит в систему показателей популярных глобальных рейтингов, и стремление вузов нарастить иностранный контингент не в последнюю очередь продиктовано мотивами улучшения позиций в международных табелях о рангах. За пять лет, с 2014 по 2019 год, среднее значение по топ-100 увеличилось более чем на треть — с 8,1% до 11,7%, притом что наращивание доли было свойственно не только лидерам, но и середнякам рейтинга. В 2020 году из-за эпидемических ограничений рост показателя значительно замедлился: средний результат составил 11,9%. Вместе с тем год назад участники рейтинга давали более печальный прогноз и даже ожидали радикального снижения показателя. Однако этого не произошло — сохранить международную интеграцию помогли дистанционные образовательные технологии и онлайн-форматы. Так, Северо-Кавказский федеральный университет дистанционно привлек 130 иностранных преподавателей и экспертов для чтения лекций, проведения летних / зимних школ, мастер-классов и семинаров для сотрудников и студентов, реализации совместных образовательных программ, участия в конференциях, рассказал “Ъ” ректор СКФУ Дмитрий Беспалов. НИУ ВШЭ, несмотря на пандемию, увеличил набор иностранных студентов на 12%, переведя все процессы по привлечению в цифровой формат.

«Мы подписали около 20 новых международных соглашений, запустили программы международной студенческой онлайн-мобильности, провели в онлайн-формате международную олимпиаду для школьников на 4 тыс. участников, ведем переговоры по заключению новых программ двух дипломов и ежемесячно проводим научные конференции с участием зарубежных ученых»,— сообщил проектор НИУ ВШЭ Иван Простаков.А в Университете ИТМО отмечают, что интерес иностранных абитуриентов к поступлению в университет и обучению в России не уменьшился, но вопрос в формате обучения. «Большинство абитуриентов ориентируются на приезд в Россию и обучение в офлайн-формате. В это же время отмечается тенденция активного развития сетевых программ. В частности, в Китае отмечается интерес к тому, чтобы по иностранным программам учиться внутри

Китая, никуда не выезжая»,— говорит Марина Серова, директор Центра обучения иностранных студентов Университета ИТМО.

Несмотря на то что вузы компенсировали негативное влияние пандемии за счет дистанционных технологий, из-за закрытия границ ощутимо сократилась средняя доля студентов, проходящих стажировки за рубежом,— с 0,78% до 0,66%.

Что в минусе: болевые точки

Главная проблема в развитии высшей школы в России — кадровые сокращения. Исторически советские (и затем российские) вузы выгодно отличались от зарубежных конкурентов тем, что были лучше обеспечены кадровыми ресурсами — в России на одного преподавателя вуза приходилось меньше студентов, чем в большинстве зарубежных университетов. По обеспеченности студентов научно-педагогическими кадрами российские вузы не уступают немецким и китайским университетам и превосходят по этому показателю Великобританию, сообщалось в аналитических материалах рейтинга «Три миссии университета» 2020 года. Однако российские вузы имеют риск потерять это конкурентное преимущество. Снижение соотношения численности профессорско-преподавательского состава в расчете на 100 студентов — длительный долгосрочный тренд, затронувший всю высшую школу России. Если взять за точку отсчета 2013 год — период, когда пошли первые субсидии в рамках проекта «5–100»,— то тогда на 100 студентов российских вузов в среднем приходилось 8,33 преподавателя. Впоследствии показатель ежегодно ухудшался, и к 2020 году (к которому отечественные вузы должны были повысить свою конкурентоспособность на мировой арене) данное соотношение снизилось до 6,94.

Объяснений данной тенденции можно найти множество, но почти все они так или иначе связаны с деньгами. Это и новые правила подушевого финансирования вузов, и «майские» указы, требовавшие повышения доходов преподавателей. Не последнюю роль в негативной тенденции сыграли и зарубежные рейтинги, на которые ориентировались университеты. Чтобы получить лучшую оценку по удельным показателям, вузам было выгодно иметь низкую численность НПР.

Данные RAEX фиксируют устойчивое падение количества штатных преподавателей в расчете на 100 студентов, и есть основания полагать, что предел еще не достигнут. В частности, проректор РЭУ им. Г. В. Плеханова Дмитрий Штыхно считает, что оптимизация кадрового состава продолжится: «С учетом использования IT-технологий, которое было резко стимулировано пандемией COVID-19, российские вузы постепенно увеличивают соотношение числа студентов и преподавателей, соответственно, сокращая обратное соотношение — число преподавателей на одного студента. Это естественный процесс, который будет продолжаться еще несколько лет».

Еще одна негативная тенденция — на этот раз краткосрочная — снижение в 2020 году объема средств, полученных вузами от программ дополнительного профессионального образования. К слову, этот показатель войдет в число критериев Минобрнауки для оценки успешности участия вузов в широко обсуждаемой сейчас программе «Приоритет-2030». По данным RAEX, выручка от реализации программ ДПО в среднем по топ-100 вузов за год сократилась с 142,7 млн до 130,7 млн руб. Интересно, что сегодня наиболее востребованы программы экономических вузов — один вуз за счет программ ДПО в среднем зарабатывает около 700 млн руб., тогда как средняя цифра для технических вузов всего около 100 млн руб.

Андрей Рудской, ректор СПбПУ, говорит, что падение объема дохода от ДПО можно объяснить как минимум двумя факторами. «Основные заказчики ДПО — это компании, организующие переобучение или повышение квалификации своих сотрудников. В 2020 году у многих компаний вследствие влияния пандемии был ограничен бюджет, и компании выбирали расходы на обеспечение эпидемиологической безопасности, а не на дополнительное образование сотрудников»,— говорит Рудской. Второй фактор — ограниченность ресурсов: весной 2020 года все силы преподавателей СПбПУ были брошены на удержание качества образования по основным программам при переводе их в дистанционный формат, что оттянуло их внимание и время от традиционных курсов ДПО. «В 2020 году многие дополнительные программы готовились к полноценному переводу в онлайн. Полагаем, что в этом году они выйдут на рынок и сбалансируют потери прошлого года»,— заключает Рудской.

Сейчас рынок ДПО постепенно восстанавливается, в целом ожидания на 2021 год находятся примерно на уровне 2019 года, отмечает Дмитрий Штыхно. Дмитрий Волков, первый заместитель декана Высшей школы бизнеса НИУ ВШЭ, также считает, что рынок будет расти, но при этом никогда не вернется к той ситуации, которая была до ковида: «Рынок очистится от многих неэффективных игроков. Исключительно очного формата обучения больше не будет, а многие работали в этом формате».

Государство меняет приоритеты

Выход десятого, юбилейного выпуска рейтинга вузов RAEX совпал с изменением приоритетов развития высшей школы России — как ожидается, 2020-е годы будут сильно отличаться от прошедшего десятилетия. 2010-е годы прошли под девизом форсированного развития научных исследований и углубления международной интеграции. Правда, полноценно участвовать в предложенной инициативе смогли далеко не все вузы — когорта вузов, вовлеченных в программу повышения конкурентоспособности и получавших дополнительное финансирование от государства, была ограничена 21 вузом, участвовавшим в проекте «5–100» с совокупным бюджетом свыше 80 млрд руб.

Рейтинг RAEX свидетельствует, что участники проекта закрепились на ведущих позициях по части развития научных исследований — в топ-10 субрейтинга по научно-исследовательской деятельности вошли сразу 8 фигурантов проекта «5–100» (а также МГУ и СПбГУ, которые в проекте не участвовали). В целом вузы из проекта «5–100» достигли значительного отрыва от основной массы российских вузов. По количеству научных публикаций в расчете на НПР участники программы повышения конкурентоспособности в 4,3 раза превосходят остальные вузы России (по данным Web of Science, среднегодовое количество у участников «5–100» составило 1,28 публикации против 0,30 в среднем по всем остальным вузам из топ-100, без учета МГУ и СПбГУ).

Значительным выглядит превосходство и по средней численности аспирантов в расчете на 100 студентов — у вузов, участвовавших в программе «5–100», показатель составил 4,93, тогда как по остальным университетам значение этого параметра ниже в 1,7 раза — 2,82.

Читайте также

Оставить комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите самый большой кружок: