«Кладбищенский вопрос». Кто в Смоленске занимается похоронным делом


«Кладбищенский вопрос». Кто в Смоленске занимается похоронным делом

Об этом «Рабочему пути» рассказала директор МБУ «Зеленстрой» Виктория Майстренко.

— 3 февраля 2017 года администрация Смоленска приняла решение о реорганизации двух бюджетных учреждений в пользу Зеленстроя — о передаче нам специализированной службы по вопросам похоронного дела. Решение было сложным. И признаюсь, мы были не в восторге, ведь это огромный труд и ответственность. Но с 18 мая официально занялись и этой работой. Проблемы были везде, поскольку нам передали несколько функций, которые относятся к компетенции муниципалитета. Основная функция — доставка умершего от места смерти до морга. Эта услуга бесплатная. Ее выполняют наши спецбригады, которые работают круглосуточно. Очень трудно с кадрами, потому что в каждую смену должно быть минимум четыре человека. Зарплата — 9600 рублей и ни копейкой больше, работают сутки через двое.

Вторая основная функция муниципалитета — предоставление безвозмездных мест под погребение при соблюдении регламента по документам. У нас есть два действующих кладбища, на которых можно выбрать места, — Селифоновское (Смоленский район) и Новое — 7-й км (Рославльское шоссе).

— Ходят слухи, что Селифоново закрывается.

— Нет, не верьте. Кладбище открыто, работает. Мы повторно провели межевание, чтобы убедиться в том, что места есть.

— Что нужно делать после того, как получаешь место на кладбище у смотрителя?

— Ехать в Зеленстрой за разрешением на захоронение. 569-е постановление администрации Смоленска от 31.03. 2014 г. полностью определяет регламент захоронения. Я лично подписываю удостоверение на захоронение только после того, как мне предъявят справку. Раньше ее выдавали в ЖКХ, теперь — смотритель.

Третья наша основная обязанность — содержание кладбищ в соответствии с санитарно-гигиеническими правилами: вывезти мусор, расчистить внутриквартальные проезды и дорожки от снега. Все, что находится на могиле и рядом, — ваше, это собственность, которую вам дало государство.

Сейчас стараемся давать места под семейные захоронения (3,2 на 4 м). Потому что раньше в основном выделяли под одиночные захоронения, а следовательно, когда умирают родственники, начинаем забирать проходы, проезды. Так вот, покосить траву, вырубить дерево, убраться — это все ваши обязанности. Как в своей квартире. Мы должны убирать упавшие деревья. Ведь все смоленские кладбища старые, деревья на них разрастаются, могут падать на памятники.

Четвертая функция — захоронение невостребованных трупов — людей без постоянного места жительства, одиноких пенсионеров. Эта функция передана нам правительством, оплата этих услуг идет из федеральных структур: Пенсионный фонд перечисляет деньги за одиноких пенсионеров, департамент по соцразвитию — за бомжей.

— Сколько в городе фирм, занимающихся ритуальными услугами?

— Около 60. Мы пока не можем участвовать в полном объеме в этом рынке услуг и создавать конкурентную среду. Но сейчас занимаемся разработкой такой концепции.

— Нашей читательнице на одном из кладбищ Смоленска перед похоронами родственника предложили заплатить 60 тыс. руб. по системе «все включено», навязывая услуги по установке памятника, ограды и т. д. Куда в таких случаях жаловаться?

— Никогда в жизни сотрудник Зеленстроя не скажет, что за 60 тысяч у вас будет «все включено». Максимум, что может предложить смотритель кладбища, — копку могилы. Если же происходят такие вопиющие случаи, что вы мне рассказываете, то об этом нужно сообщать мне или обращаться в прокуратуру. Будем разбираться.

— Сколько получает смотритель кладбища?

— 9363 рубля. У них у всех стандартный оклад.

— В Курске, к примеру, кладбища четко разбиты на кварталы, есть дорожки, к каждой могилке — свободный доступ. У нас порой такое плотное захоронение, что людям приходится идти по могилам, чтобы пробраться к нужной. Есть ли возможность упорядочить захоронение и у нас?

— На кладбище в Селифонове упорядочено все, новые участки разлинеены. Есть планы, которые смотритель не может нарушить даже на 1 см. Вы не можете выбрать место, потому что смотритель закладывает линейку и дает место по очереди. Пришлось прибегнуть к этому, потому что раньше за деньги давали места «получше», не в низине, например. Сейчас мы с этим боремся.

— Это в Селифонове. Но есть еще шесть кладбищ.

— На Колоднянском, в Анастасьине, на Окопном (ул. Соболева), в Одинцове уже нет новых мест. В Подснежниках (ул. Лавочкина) не имеем права давать место — там дальше идут участки под садоводство. Это закрытые кладбища, лишь с возможностью подзахоронить — в существующие могилы или гроб на гроб, когда это близкие родственники. По законодательству так можно делать через 20 лет после первого захоронения. У нас только два закрытых кладбища, на которых вообще ничего не разрешено, — «Клинок» (ул. Урицкого) и «Польское» (возле костела).

— На 7-м километре епархия построила церковь. А в Селифонове не собираются строить?

— Не знаю. Я бы хотела, чтобы там была хотя бы часовенка. Знаю точно, на Одинцовском кладбище будет часовня.

— Какова общая площадь кладбищ?

— 109 га. 36 га — в Селифонове. Больше 40 га нельзя, дальше идут болота. И если выделять там места, то еще года на два-три хватит.

— Сколько примерно человек умирает в Смоленске за год?

— В 2017-м было 680 новых захоронений и еще примерно 1700 подзахоронений. В прошлом году мы похоронили 286 невостребованных умерших в Селифонове.

— На Одинцовском кладбище есть контейнеры для мусора. Когда они появятся в Селифонове?

— К сожалению, контейнеры с кладбищ активно воруют, особенно если рядом находятся приусадебные участки. Поэтому было принято решение на кладбище «Подснежники» оборудовать две забетонированные контейнерные площадки с деревянным ограждением. В Селифонове пойдем таким же путем.

— Сколько таких площадок для сбора мусора появится в Селифонове? Кладбище-то большое!

— В Селифонове 24 участка, поэтому там должно быть как минимум 25 таких забетонированных и огороженных площадок. Часть из них сделаем в 2018 году. Там есть еще проблема с дорогой.

— А через два-три года, когда резервные земли Селифоновского кладбища иссякнут, где будем хоронить?

— Сейчас этот очень сложный вопрос рассматривается как в городской, так и в областной администрации. Несколько мест нам уже предложили, но главное – возможность соблюдения санитарно-гигиенических норм. Как только определимся с местом для нового кладбища, вы об этом обязательно узнаете. Потому что в городской черте мест для кладбищ больше нет. Это решает область, и губернатор Алексей Владимирович Островский нам в этом вопросе очень помогает.

— Поговаривают, что книги, в которых велась запись похороненных на смоленских кладбищах, безвозвратно потеряны. Возможно ли такое?

— Книги учета захоронений ведутся, нам передан архив с 2015 года. Если бывают нужны материалы более раннего времени — запрашиваем их в городском архиве. Сейчас разрабатывается программа инвентаризации всех кладбищ. Мы планируем уложиться в семь лет, начали с маленьких кладбищ. Должен быть план погоста, описание мест захоронений, перепись всех захороненных, в каком году это произошло, номера распоряжений, если таковые имеются…

— А крематорий у нас не будут строить?

— Такое строительство актуально в городах с населением более 700 тыс. Пока моя главная проблема — мусор. На 7-м километре и в Селифонове он вывозится через день.

Читайте также

Оставить комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите самый большой кружок: