«Никогда не хотел кому-либо нанести травму»


«Никогда не хотел кому-либо нанести травму»

Нападающий Евгений Артюхин — один из главных старожилов КХЛ. За 12 лет существования лиги он пережил три ярких сезона в СКА, был не раз подвергнут критике за жесткую манеру игры, заработал ненависть чешских игроков и болельщиков на чемпионате мира 2011 года и презрение фанатов московского «Динамо» за нанесенную травму их финскому защитнику Янне Яласвааре.

В 2017 году, к удивлению многих, Артюхин оказался в рядах бело-голубых, но с января 2018-го перестал выходить на лед в их составе. С тех пор он полтора года не был востребован в КХЛ и лишь прошлым летом устроился в подольский «Витязь». С подмосковной командой нападающий провел яркий сезон и сейчас рассчитывает переподписать с ней контракт.

— Как проводите время в самоизоляции?

— Нахожусь за городом в Подмосковье. В принципе всё нормально — есть все условия для жизни. Конечно, находиться в таком режиме более двух месяцев не каждому по силам, но у меня все-таки незадолго до этого закончился сезон, который был длинным и тяжелым. Так что это время на карантине совпало с временем отдыха.

— Функционально готовить себя к сезону удается?

— Да, форму стараюсь поддерживать, чтобы после карантина быть максимально готовым к тренировкам и выходу на лед. Тем более я заранее оборудовал у себя тренажерный зал, и есть все условия для самоподготовки.

— Ваш агент Шуми Бабаев в начале мая говорил, что новый контракт с «Витязем» на один сезон практически согласован. Когда ждать подтверждения?

— Не знаю, вам лучше спросить у самого Шуми и руководства «Витязя». Пока формально мы не продлили соглашение, но надеюсь, сделаем это. Во всяком случае, Подольск для меня в приоритете в плане продолжения карьеры. В прошедшем сезоне меня всё устраивало в клубе — и отличный коллектив, и условия для работы.

— Нет опасений, что новый потолок зарплат затруднит вам трудоустройство? Вы ведь и до него уже позапрошлый сезон провели вне хоккея, так и не найдя себе клуб…

— Тогда на ситуацию очень серьезно повлияла моя травма. Я не думаю, что сейчас будут сложности. В конце концов, я не выдвигаю каких-то нереальных требований по финансам. Думаю, все хоккеисты, и я не исключение, прекрасно понимают, в каких сейчас условиях мы живем и какой теперь регламент. Так что у меня пожелания достаточно скромные. И вряд ли будут отпугивать клуб.

— Как изменится лига с новым введением потолка?

— Надеюсь, это приведет к выравниваю команд. Во всяком случае, позволит клубам с меньшими бюджетами биться в плей-офф топами. И не будет такого, как случилось в серии против СКА в этом сезоне, когда мы проиграли всухую (0:4). Да, почти зацепили последнюю игру, когда довели дело до второго овертайма, но все равно проиграли (2:3). Думаю, при новом потолке сможем если не выигрывать серии у таких команд, как СКА, то навязывать там борьбу, побеждать в одном-двух матчах и растягивать противостояние. Но это при условии, если потолок будет работать, а руководители клубов станут его соблюдать, а не искать какие-то лазейки для обхода. Хочется, чтобы в КХЛ это жестко контролировали.

— Нападающий «Ак Барса» Михаил Фисенко говорил, что не стал бы в КХЛ драться только с двумя людьми — с вами и Александром Свитовым. Как вы сумели его напугать?

— Да никто его не пугал (смеется). Я думаю, Михаил это сказал только, чтобы подчеркнуть уважение ко мне и Александру. Мы с Фисенко в хороших отношениях, и ни для кого не секрет, что сам он — боец очень серьезный. И способен постоять за себя на льду, если понадобится.

— Он говорил, что в прошедшем сезоне было тяжело с кем-то подраться — большинство игроков, которым Фисенко предлагал это сделать, отказывались. У вас та же ситуация?

— Честно говоря, я не ставил перед собой такой задачи. Ни в прошедшем сезоне, ни раньше. Просто обо мне сформировался такой стереотип — любитель подраться. Но это точно не то, к чему я постоянно стремлюсь. И надо сказать, что правила игры в КХЛ такие, что особо не подерешься. Нет и, наверное, никогда не было у нас такого, как в Северной Америке, когда можно устроить драку, и это даже где-то одобряется в угоду зрелищности и шоу. У нас, если ты зачинщик подобного противостояния, то почти гарантированно садишься на скамейку штрафников. Иногда до конца игры и с последующей дисквалификацией на матч минимум. Поэтому здесь, наверно, если хочешь подраться, надо реально договориться с кем-то из хоккеистов противоположной команды, одновременно снять перчатки и начинать биться. В другом случае это только во вред себе и своему клубу.

— То есть, на ваш взгляд, ваша репутация грубого игрока преувеличена?

— Это точно не то, к чему я стремился на льду. Никогда не хотел кому-либо нанести травму, но хоккей — это жесткий вид спорта. И так получилось, что из-за пары инцидентов в карьере обо мне сложилось такое мнение. И почти любой стык с моим участием преподносился так: Артюхин опять собирается ломать людей.

— Вы имеете в виду, что вам аукнулись эпизоды в сборной весной 2011-го и травма динамовца Янне Яласваары, которого вы избили в 2013 году?

— Да, те истории были самые громкие. И по ним меня до сих пор судят.

— Их можно было избежать?

— Ну, в сборной как это было сделать? Когда на Евротуре перед чемпионатом мира в матче с финнами просто разбили голову Жене Бирюкову, трудно было не реагировать. Вот команда и вступилась за своего партнера. Причем я ведь даже не трогал Рууту (Туомо Рууту. — «Известия»), который нанес травму Бирюкову. Я вмешался в эту драку, только чтобы разнять людей, и начал оттаскивать их. А в итоге подано было так, что я трех финнов бил (Микко Койву, Сами Леписте и Ансси Салмелу. — «Известия»). Но я лишь пытался оттащить их от наших парней, чтобы прекратилась драка. А то, что было на самом чемпионате мира в Братиславе, когда на групповом этапе играли с Чехией… Считаю, что те силовые приемы, которые я применил, не выходили за рамки нормальной борьбы. Так же посчитали и судьи, дав мне всего два малых штрафа за весь матч. А то, что потом говорили чехи, — это уже вопрос не ко мне.

— А эпизод с Яласваарой?

— Тут готов согласиться, что был не прав. Но наносить ему травму точно не хотел. Просто сорвался, поскольку он сам был довольно «грязным» игроком. И в том матче «Динамо» — СКА он наносил мне удар в спину, а я решил ответить. Однако, повторюсь, травмировать его точно не было никакого умысла.

— Когда вы позднее играли за «Динамо», вам удалось это объяснить болельщикам бело-голубых?

— Я был готов это объяснять, поскольку никогда не испытывал неприязни ни к клубу, ни к его игрокам и болельщикам. Другое дело, что, наверное, тут каждый остался при своем.

Читайте также

Оставить комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите самый большой кружок: