Михаил Артеменков: «Рассчитывать на то, что образование останется прежним, нереально»


Михаил Артеменков: «Рассчитывать на то, что образование останется прежним, нереально»

Недавно стало известно, что два направления магистратуры СмолГУ не получили аккредитацию. Почему это произошло и что делать выпускникам, «РП» объяснил исполняющий обязанности ректора университета Михаил АРТЕМЕНКОВ.

Он рассказал также, чему собираются учить будущих теологов, какие факультеты привлекают сербских и китайских студентов, на какие направления выделяют больше бюджетных мест, куда поступить, чтобы проходить практику в Госдуме.

— Михаил Николаевич, сначала хотелось бы поговорить о ситуации, которая послужила поводом для нашей встречи, — об отказе в аккредитации по направлениям магистратуры «История и археология» и «Юриспруденция»…

— Давайте правильно расставим акценты. СмолГУ проходил плановую аккредитационную экспертизу. Все университеты должны делать это один раз в 6 лет. Всего на проверку была вынесена 161 программа, результаты следующие: университет успешно подтвердил все программы бакалавриата, не одобрены семь программ магистратуры по юриспруденции и истории, это 4% от общего числа, почти в рамках статпогрешности. Мы не можем быть рады таким результатам, но в целом они удовлетворительные.

— Ваши предположения: что пошло не так, почему именно эти направления?

— Сказать, что произошло, однозначно — сложно, поскольку Рособрнадзор не дает комментариев о причине предоставления аккредитации или отказа. Очевидно, возникли претензии к отдельным документам, представленным эксперту, что отражено в отчете. Сама проверка знаний студентов подтвердила, что они соответствуют промежуточным и итоговым аттестациям.

Нужно отметить, что отказ в аккредитации не означает приостановки образовательной деятельности или запрета на прием студентов. Единственное, на что не имеет права университет в этой ситуации, — выдать диплом гособразца по неаккредитованным направлениям. Те студенты, которые у нас в настоящее время учатся, получат возможность либо перевестись в другие вузы, либо закончить образование и пройти государственную аттестацию у нас в университете. Уверен, что в 2019 году СмолГУ вернет себе аккредитацию по этим направлениям.

— В этом году в магистратуре по «проблемным» направлениям выпускаются 12 человек, а сколько в следующем?

— Да, в этом году — восемь историков и семь юристов. На очном отделении магистратуры по истории и юриспруденции у нас учатся не так много студентов, основной контингент — заочники, их следующей зимой выпустится около 50.

— Достаточно сложная ситуация у выпускников этого года. Что им делать?

— Они закончили образовательную программу и имеют право экстерном пройти государственную итоговую аттестацию в университете, который будет согласован с Министерством образования и науки РФ.

— То есть придется сдавать экзамен у чужих преподавателей…

— Им нужно будет подтвердить свои знания в другом вузе, но это не усложняет ситуацию. Во всех вузах итоговая комиссия, которая принимает госэкзамен, состоит не только из преподавателей университета, но и из потенциальных работодателей, сам председатель тоже всегда из другого учебного заведения. По факту для выпускников почти ничего не меняется, кроме необходимости прийти в другой университет. Но и в этом мы поможем.

— Тем не менее это будет университет в другом регионе, ведь историков у нас больше нигде не готовят…

— Да, и мы уже провели переговоры с несколькими вузами в соседних регионах. Я думаю, министерство их согласует как место сдачи госэкзаменов для наших выпускников.

— Какие города рассматриваются?

— Ведем переговоры с Брянском, Курском, Тверью. Замечу, что подобная ситуация не уникальна. Например, у нас в этом году будут сдавать экзамены магистранты из Новгородского государственного университета и из Брянского инженерно-технологического университета, которые лишились аккредитации по экономике и педагогике.

Университеты взаимодействуют между собой, и в этом плане мы надеемся на понимание коллег. Естественно, СмолГУ не оставит своих выпускников разбираться с проблемой единолично.

— Прошло чуть больше года с тех пор, как вы стали исполняющим обязанности ректора. Подведите первые итоги вашей работы.

— Изменения в университете в течение года происходили в той логике, которые были поставлены указами президента РФ и в 2012 году, и теперь уже в 2018 году. Главная задача, которая стояла перед университетом, — выстроить взаимодействие с регионом и создать в СмолГУ пространство изменений. Университет должен активно работать на потребности Смоленской области. Приятно, что у нас конструктивные взаимоотношения с администрацией региона, ширится круг социальных партнеров.

Если говорить о достижениях, то их в итоге оценивают коллектив, профильный министр и глава нашего региона. Я могу лишь говорить о значимых для меня результатах командной работы: проведены административная оптимизация и пересмотр механизмов финансового менеджмента. Результат — рост базовой оплаты труда преподавателей на 20 — 30% и фактически ежемесячное премирование, делающее работу в СмолГУ вполне достойно оплачиваемой. Сейчас работаем над программой кадрового резерва, реновацией баз практик.

В этом году мы получили лицензию по новой образовательной программе – магистратуре по теологии.

И вообще у нас ширится круг образовательных программ. Отмечу, что проходят очень достойные международные научные конференции. На прошлой неделе завершились две из них, посвященные изучению истории православия и нашей национальной литературе.

Также у нас сложилось хорошее взаимодействие с иностранными образовательными партнерами, вуз успешно интернализируется. В 2018-м вернулись к набору на подготовительное отделение, где иностранцев учат русскому языку для получения дальнейшего образования в вузах нашей страны. В СмолГУ обучались студенты из Гаити, Кот-д, Ивуара, Нигерии, Ливана. Они оставили очень хорошие отзывы, и на следующий год к нам собираются уже более 20 человек на подготовительное.

Сейчас идут переговоры, чтобы на направления бакалавриата и магистратуры приехали студенты из Китая, Сербии, Туркменистана. Китайские студенты хотят освоить магистерскую программу по филологии «Русский язык», сербские — журналистику, а туркменские — стать учителями русского языка, истории и экономистами.

И мы видим в этом миссию распространения русского языка и русской культуры, в том числе и на пространстве бывшего Советского Союза. Конечно, я должен рассказать о внеучебной деятельности. Мы уверены, что университет — это место, где получают не только знания, но и образование. А образование включает в себя и возможности коммуницировать, реализовывать свой творческий потенциал.

Совсем недавно — 21 июня – на фасаде общежития №1 открылся арт-объект под названием «Памятник надежде», увековечивающий добрую студенческую традицию. Он был создан по инициативе и на средства студентов, нынешних и бывших.

— По поводу магистратуры по теологии — чему будут учить, какие предполагаются дисциплины?

— Теология — направление научное, оно признано министерством, есть соответствующие образовательные стандарты. Причем мы разрабатываем программу для тех людей, которые уже имеют очень солидный задел знаний, хорошее образование, с целью и помочь им реализовать какие-то новые интересы. Главная задача – предложить слушателям набор дисциплин, направленных, с одной стороны, на развитие их общих навыков: предметы, связанные с построением проектов, с возможностями современных информационных технологий.

А главный профессиональный блок будет посвящен научно-исследовательской и педагогической работе. То есть мы видим будущих магистрантов как исследователей вопросов истории Русской православной церкви в самом широком смысле, включая и современность.

Ряд проектов может быть направлен на изучение туристического потенциала храмового наследия или роли церкви в социальном партнерстве.

— Сколько в этом году бюджетных мест в СмолГУ?

— Более 700, это несколько меньше по сравнению с предыдущим годом, но незначительно. Министерство регулирует это количество в зависимости от потребностей региона. Больше всего мест мы получаем всегда на педагогическое образование, но они распределяются по всем факультетам. Достаточно много бюджетных мест — на технических направлениях: прикладная математика, строительство. В этом году возможность обучения за счет государства получили студенты-юристы.

— Какие направления являются самыми популярными в последние годы?

— Абитуриенты с удовольствием идут на прикладную математику, строительство, поскольку это дает перспективу трудоустройства и хорошего дохода.

Например, студенты-строители у нас к третьему курсу все «на карандаше» у работодателей. Пользуются большим спросом и направления художественно-графического факультета, потому что дизайнеры крайне востребованы во многих современных направлениях.

Большой поток ребят на филологию, журналистику, иностранный язык. Надо сказать, что интерес к тому, чтобы быть учителем, поступать на педагогические направления, тоже растет год от года. В прошлом году, например, был огромный конкурс на логопедию. Абитуриенты понимают, что «практикоориентированные направления» престижны и перспективны. Устойчивый интерес к направлению «Международные отношения». В 2018-м будет первый выпуск. Кстати, третий курс на этот раз проходил практику в Государственной Думе. В течение двух недель студенты работали с депутатами, их помощниками. Привезли самые лучшие впечатления, а мы получили очень хорошие отзывы об их работе.

— Каков средний бал студентов, которые к вам поступают?

— Если совокупно брать и тех, кто поступает на бюджетные места, и тех, кто на платные, то в прошлом году в среднем он был 69 по сумме трех ЕГЭ. Но есть направления, куда поступить на бюджет, имея меньше 240 баллов, практически нереально. Например, филология, международные отношения. Кстати, в прошлом году к нам поступило несколько стобалльников, было много ребят, у которых балл ЕГЭ был по всем трем предметам выше 80.

— На какие направления поступали стобалльники?

— На филологию и на дизайн.

— Хотелось бы узнать ваше мнение о преимуществах и недостатках относительно новой системы «бакалавриат-магистратура». Приходилось слышать, что подготовка бакалавров сильно уступает специалитету…

— Это примерно такие же субъективные разговоры, как те, что якобы всякий новый набор студентов слабее, чем пять лет назад. Мое мнение: система образования, как и любая другая, не может стоять на месте. Ей требуется развитие, чтобы быть конкурентноспособной.

Перед образованием, в том числе и высшим, сейчас стоит очень много вызовов, на которые надо искать ответы. Самый главный — то, что сами студенты очень сильно изменились, другими стали потребности, интересы, сам подход к общению, выстраиванию отношений. Не секрет, что для молодежи сейчас очень важно общение в соцсетях, она более ориентирована на новые информационные технологии.

Второй важный вызов на сегодняшний день — вопрос, сколько лет вообще человек должен учиться. Традиционно считалось, что нужно закончить университет в 21 год и с полученной профессией жить всю жизнь. В современных условиях видно, что человек должен будет несколько раз изменить свою профессию, поскольку развитие технологий, общества заставит его это делать. И поэтому рас- считывать на то, что образование останется прежним, наверное, нереально.

Бакалавриат — это первая ступень образования, она обеспечивает вход человека во взрослую жизнь, в профессию. Магистерские программы, которые мы предлагаем, позволяют затем корректировать свой профессиональный курс, а может, и перейти с одного направления на другое.

Могу привести личный пример. В этом году, имея два высших образования и кандидатскую степень, я окончил еще одну магистратуру — по направлению «Управление высшим образованием», поскольку считаю, что, если человек приходит на новую позицию, он должен получить новые знания. Право вести за собой коллектив надо подтверждать своей способностью к изменению и развитию!

Читайте также

Оставить комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите самый большой кружок: