«Грибная работа». Минсельхоз занялся разработкой «дорожной карты» развития сбора и переработки дикоросов


«Грибная работа». Минсельхоз занялся разработкой «дорожной карты» развития сбора и переработки дикоросов

По данным министерства, запасы лесных грибов, ягод, орехов сегодня оцениваются в 8,5 млн тонн в год, из которых используется не более 6 процентов.

И, что самое важное, в задачи главного продовольственного органа страны входит не только продажа лесных богатств за рубеж, но и обеспечение ими внутреннего рынка. Федеральные чиновники считают, что к 2024 году экспорт российских дикорастущих грибов, ягод, лекарственного сырья можно нарастить в разы. Вот только незадача — наладить поставки дикоросов на экспорт и на свой рынок можно лишь модернизировав систему заготовок и внесением изменений в законодательство.

Сегодня трудно сказать, о каких изменениях в законодательстве идет речь. Есть предложение включить дикоросы в перечень пищевой продукции и утвердить стандарты качества, чтобы мухоморы и поганки не попали в переработку и на прилавки.

Но задолго до этих инициатив потребкооперация (пока единственная структура, продолжающая закупку у населения грибов) работала по «СП 2.3.4.009-93. Санитарные правила по заготовке, переработке и продаже грибов» (утв. Постановлением Госкомсанэпиднадзора РФ от 20.08.1993 №10). И в этом документе дан список грибов, допущенных к заготовкам и промышленной переработке. Всего указано 57 названий, из которых 12 видов сыроежек, 4 — вешенок, 2 — рядовок, 5 — груздей, 3 — сморчков и даже польский гриб. Там же указано, что недопустимо при сборе и сдаче продукции. Например, в гл. 7 п. 7.2 написано, что собирать и сдавать можно только молодые грибы.
С лукошком в магазин

Чаще всего смоляне, кому некогда доехать до леса, покупают импортные замороженные, маринованные, соленые грибы в магазинах. Много их, особенно лисичек, нелегально продается на обочинах автотрасс. Это сезонный бизнес для безработного сельского населения. Понятно, что за качеством продукции тут никто не следит. Только полиция изредка гоняет торговцев, на том контроль и заканчивается.

При этом в Смоленске спрос на дары леса есть всегда. Например, на Краснинском рынке литровое ведерко лисичек оценивается в 150 рублей, а двухлитровое — в 300. А рядом, в «Центруме» замороженные опята потянут из кошелька 172,5 рубля за один килограмм, а «шампиньон резаный» — 141 рубль за кг.

В ларьках расфасованные шампиньоны можно найти и дешевле, а вот вешенки (разумеется, домашнего разведения) стали попадаться значительно реже. Поэтому до начала грибного сезона этим ассортимент супермаркета и близлежащего рынка, видимо, ограничится.

К тому же принятие внесенного в Госдуму законопроекта об увеличении чуть ли не в 40 раз штрафа за незаконное предпринимательство (а торговля грибами и прочими дикоросами именно так и трактуется) распугает не только уличных торговцев, но и потенциальных сдатчиков грибов Минсельхозу.

Ведь по Лесному кодексу собирать грибы и ягоды население может только для собственных нужд. А это исключает не только продажу их на стихийных рынках, но и сдачу за деньги во вновь организованные приемные пункты.
Все это уже было

В настоящее время заготовками грибов в области почти никто не занимается. Почему? На этот вопрос ответил председатель Смоленского облпотребсоюза Виктор Акимов.

— В советские времена грибоварни были обустроены в каждом районе области. И потребкооперация закупала до 100 тонн грибов в сезон. На грибоварнях их солили и отправляли на наш консервный завод в Смоленске, — вспоминает Виктор Григорьевич. — Дело в том, что грибы — продукция опасная, поэтому их обрабатывали высокотемпературным паром. На заводе такой котел ДКВР-2,5 был. Он мог выдать до 2,5 тонны пара в час. Этого хватало, чтобы обработать все поступившее сырье. Потом грибы готовили по рецепту и отправляли на линию расфасовки в банки объемом 0,5, 2 и 3 литра.

Сегодня такая технология уже устарела, она очень убыточна. Да и завод в начале 2000-х годов обанкротился, его просто нет, так что о глубокой переработке грибов пока речь не идет. Хотя тема очень интересная, в 2000 году потребкооперация еще закупала у населения 21 — 22 тонны грибов в сезон.

— А если сегодня Минсельхоз восстановит инфраструктуру приемных пунктов, построит консервные заводы, заготовка дикоросов возродится?

— Нет, потому что в те времена деревни еще были многолюдными, народ ходил в лес, чтобы за счет сбора грибов, ягод, лекарственных растений хоть немного подзаработать. Теперь там проживают старики, которые в лес уже не пойдут, а молодежь вся в городах. Остались единицы трудоспособных граждан, которые сидят в селах без работы, так они наберут ведро грибов, продадут у дороги, и все.

— Получается, что ни грибы, ни ягоды никому не нужны?

— Почему же, мы повсеместно скупаем у населения клюкву, бруснику, малину. Но объемы очень небольшие. Если же вернуться к грибам, то до 3 тонн лисичек в сезон заготавливает Дорогобужское райпо, потом сдает их перекупщикам. Так что идея у Минсельхоза хорошая, вот только приживется ли она на Смоленщине, где сельское население очень уж пожилое,- резюмировал Виктор Акимов.

Что получится из этой инициативы Минсельхоза — покажет время. Но, скорее всего, смоленские леса вряд ли станут грибной столицей страны. Грибы в них есть, а вот собирать их некому…

Похожие новости:

Хочешь быть в курсе последних новостей Смоленска?
Подпишись на обновления сайта по RSS новости смоленскаRSS, RSS новости смоленскаEmail или twitter новости смоленскаTwitter

Оставить комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите самый большой кружок: