Даниил Крамер: «Чтобы вырастить настоящего музыканта, нужно дать ребенку психологический подзатыльник»


Даниил Крамер: «Чтобы вырастить настоящего музыканта, нужно дать ребенку психологический подзатыльник»

В этом году организаторы XII Международного конкурса исполнителей эстрадной, джазовой и классической музыки «Хрустальная лира» впервые в истории ежегодного состязания юных дарований вручили Гран-при самой маленькой его участнице — Маниже Аминовой из Угры.
В музыкальном ристалище приняли участие около 150 учащихся музыкальных школ России и Республики Беларусь.

Для смолян особенно важно, что жюри «Хрустальной лиры» в третий раз возглавил народный артист России, лауреат Европейской премии имени Густава Малера, член Российской Академии искусств Даниил Крамер.
«Я рада, что наш конкурс пользуется уважением известного в России и во всем мире музыканта!», — не стала скрывать главный организатор и идейный вдохновитель «Хрустальной лиры» Раиса Ермишина, председатель Правления областной организации «Смоленское музыкальное общество», член Совета по культуре и искусству при губернаторе Смоленской области.
«Кто-то был сегодня сильнее, кто-то будет сильнее в следующий раз, — заметил всемирно известный джазмен. – Я просто обязан признаться: будучи лауреатом нескольких конкурсов, я не всегда выигрывал. Бывало, и проигрывал! Великий воин Сунь-Цзы сказал, что тот полководец, который никогда не проигрывал и не умел с достоинством принять свое поражение, никогда не будет настоящим воином. На самом деле конкурс ценен не победой. Вы повышаете свой уровень, поднимаете планку. Это очень нужно и полезно – собираться вместе и смотреть, кто, как и что умеет делать.
Ваша борьба была честной. Пусть всегда побеждает сильнейший, а тот, кто проиграл, должен стиснуть зубы и сказать себе: «Следующий конкурс будет моим!»

— Даниил Борисович, чем привлекла ваше внимание «Хрустальная лира»?

— Детьми! Невероятно приятно видеть одаренных детей, которые живут полной жизнью. Пускай не все из них станут музыкантами, но эти дети будут иметь нечто, помимо компьютеров и гаджетов, в своей душе. И есть надежда, что они будут настоящими людьми, а не добывающими себе пропитание кусками протоплазмы. В современном мире существует большой риск превратиться в кусок протоплазмы, который озабочен лишь заработком денег, обеспечивающим ему безбедное существование. От этой беды спасает искусство и вера – любая. Спасает семья, именно поэтому я с большой тревогой наблюдаю, как сегодня в разных странах разрушается институт семьи.

Единственное, что отличает нас от обитателей этого мира, — это душа. Другого отличия нет, потому что все, что умеет делать человек, могут делать и другие организмы. У муравьев есть рабовладельческий строй, я не шучу! Муравьи умеют создавать целые империи…

Термиты способны строить более совершенные крепости, нежели человек. Борьбу за территорию ведут все животные, а у лебедей любовь бывает крепче, чем у людей. Я не в курсе, есть ли у лебедя душа, может, и есть. Мы от лебедей отличаемся душой, но душу можно легко разрушить. И когда наши дети занимаются искусством, я испытываю счастье. И прихожу в возмущение, когда вижу, что наше искусство превращают в «допобразование». Когда я произношу эти слова, я испытываю ненависть к тем, кто вовлечен в этот губительный процесс. Этого нельзя делать! Искусство – неотъемлемая часть жизни народа, условие выживания нации, без него она умирает. Всемирная история знает немало примеров угасания цивилизаций. Те, кто этого не понимает, либо откровенные дураки, либо преступники, поставившие перед собой цель разрушить нацию изнутри.

У нашего народа, а я, хоть и еврей по крови, но русский музыкант, удивительное искусство! И я знаю, какую роль оно играет в жизни народа. Именно поэтому всегда с радостью стремлюсь к детям, если у меня есть такая возможность. И я рад, что мне удалось найти «окошко» в своем плотном графике и приехать на конкурс в Смоленск. Но я сознательно иду на это, потому что здесь меня ждут дети, и буду приезжать в Смоленск и дальше, пока зовут.

— Вы же поддерживаете не только смоленский, но и другие престижные музыкальные конкурсы…

— Поймите, вопрос престижа меня вообще волнует в последнюю очередь! После «Хрустальной лиры» возглавлю жюри в Магнитогорске.

— Насколько высок уровень мастерства участников «Хрустальной лиры»?

— Раиса Ермишина проводит хороший конкурс, но я хочу большего! И другого ответа вы от меня не добьетесь. Я всегда хочу большего, потому что вижу, что можно лучше, и намного лучше.

Если бы «Хрустальная лира» была откровенной любительщиной и дилетантизмом, я бы не стал тратить на нее свое время. Когда-то советский пианист Леонид Чижик, ныне живущий в Мюнхене, сказал мне: «Даня, придет время, когда тебе придется отдавать свои долги». В меня вложили много любви, труда и знаний. Я – должен! Пришло мое время.

— Вы предложили провести в Смоленске мастер-класс джазовой импровизации для педагогов…

— Обучение начинается не с детей, а с тех, кто их учит. Теперь вот думаю, как реализовать свою идею в вашем городе. Наверное, после проведения следующего конкурса попробую задержаться на день и буду говорить с педагогами о том, в чем я разбираюсь, — о джазе, и как научить детей настоящему джазу и ритму. Поскольку джазовое искусство имеет очень много точек соприкосновения с другими музыкальными направлениями, масса открытий ждет не только влюбленных в джаз людей, но и классиков, а также сторонников эстрады.

Любой музыкальный конкурс — чрезвычайно полезное мероприятие, и я нисколько не кокетничал, когда говорил об этом перед участниками «Хрустальной лиры». Они еще сами не знают, сколько пользы получают от конкурса, который воспитывает не только соревновательный дух, но и волю к победе, выдержку. Отличный психологический тренинг! Кто-то выдерживает испытание, кто-то — нет. Любой конкурс похож на эдакий «котел», в котором «варятся» «морковки» и «картошки» — идеи, замыслы и достижения. «Сварятся», да и превратятся в «суп». А сами по себе они никогда супом не будут. Нужен котел!

— С вашей точки зрения, есть ли на Смоленщине талантливые дети, которые смогут стать в будущем перспективными исполнителями?

— Даже не сомневаюсь. Самое главное – найти их и дать им, черт возьми, хорошее образование! А для этого нужны талантливые учителя, и не важно, о каком таланте мы говорим. Когда образование качественно повысит свой уровень, мы перестанем бояться ходить к врачу, который купил себе «тройку» в дипломе. Хочу одного – чтобы коррупция не убила нашу жизнь, а она способна убить все, к чему прикасается, в том числе и государство.

Расцвет таланта – это судьба и окружающая маленького человечка среда, плюс – личный выбор ребенка. Захочет ли он поддаться обстоятельствам, или будет сопротивляться? Это — вопрос соединения культуры и образования. Их гармоничное сочетание – фундамент, на котором стоит страна. Все остальное – производные. Какова культура, образование и их синтез, так и будут воспитаны дети. Наша задача – воспитать учителей, которые сделают страну великой.

Гибель Римской империи началась с лозунга «Хлеба и зрелищ!» Медленно, но верно, через столетия требование хлеба и зрелищ изменило менталитет огромной империи. Именно поэтому я с такой тревогой слежу за нашим образованием и культурой, в которой превалирует так называемый блатной «русский шансон» — разрушительная струя, которая убивает живительные соки нации. Главное – деньги, а после нас хоть потоп! Недаром деньги называют рукой дьявола. В каком-то смысле я, не будучи религиозным, вынужден согласиться с подобным утверждением, ведь я мистически верующий человек. Деньги, как и все на свете, должны иметь меру воздействия. Все, что сверхмеры, обращается в свою противоположность.

— А теперь – о грустном. Почему, с Вашей точки зрения, теряется престиж международных музыкальных конкурсов?

— С чего вы это взяли?

— Есть такое мнение…

— Когда я слышу «есть мнение», вспоминаю Советский Союз. Мнения даже у двух разных людей не сходятся! Лично у меня такого мнения нет.

— Просто конкурсов развелось тьма-тьмущая, я это имела в виду.

— «Хрустальная лира» не предназначена для того, чтобы делать гастроли. Этот конкурс основан для выявления наиболее талантливых и перспективных детей. Чтобы они могли двигаться дальше, нужно дать им психологический подзатыльник, Конкурсы проводят для того, чтобы проигравшие ребята поняли, в чем их ошибка, и сделали для себя выбор. Кто-то поймет, что ему незачем тратить годы впустую на овладение ремеслом, которым он впоследствии заниматься не будет, и это правильно! Просто в будущем этот малыш станет инженером, любящим и понимающим музыку. Величайшие ученые, тот же Эйнштейн, знали и любили музыку и умели ее исполнять. Вспомните знаменитого булгаковского профессора Преображенского, который, прооперировав Шарика, говорит: «А теперь поем и как раз успею ко второму акту «Аиды». Работа работой, а душа душой! Повторюсь: нужно понять, что нас делает людьми, отличающимися от львов, у которых есть совершенно точные эволюционные задачи: съесть антилопу, выжить и произвести на свет потомство. Если цель жизни банальна и заключается в том, чтобы заработать денег, заарканить красивую женщину, родить детей и купить «Бентли», чем тогда человек отличается от льва?

Говорил и буду говорить: неужели мы стремимся стать куском протоплазмы, которая пожирает своих ближних, чтобы, в свою очередь, превратиться в биологическую закваску? Освежите в памяти роман Джека Лондона «Морской волк» — писатель говорил именно об этом! Так кто мы – куски протоплазмы или люди? Этот вопрос должен задать себе каждый. То, что делает нас людьми, это не армия и не экономика. Человек становится ЧЕЛОВЕКОМ благодаря искусству и вере. Именно с искусства и веры начинается слово «цивилизация», которая берет начало не с армии и экономики. Мы определяем развитие цивилизации по культуре, вере и языку.

Если хотите узнать мое мнение по ряду важных вопросов, откройте телеканал «ОТР», где я веду программу «Истинная роль». В цикле передач об истинной роли культуры в криминале, экономике, обороне, вере я рассуждаю о роли культуры в различных сферах, о которой мы даже и не подозревали. Всегда говорю то, что думаю.

— Простите за тавтологию, но ценность международных конкурсов обесценилась, сегодня их проводят люди, далекие от искусства!

— Вопрос лежит в плоскости монетизации. Все хотят денег! Сегодня музыканту стыдно не иметь титула «лауреат международного конкурса». Я же испытываю обратные чувства, когда сталкиваюсь с титулованными юными дарованиями. Приводят ко мне девочку, говорят: она лауреат 16 (!) международных конкурсов, а у меня сразу же возникает аллергическая реакция — пожалуй, я не буду ее слушать.

— У многих организаторов даже лицензий нет на проведение конкурсов…

— Я бы не ратовал за лицензирование каждого конкурса. Почему нужно строить бюрократические преграды и мешать собираться детям петь и играть? Другая сторона медали – незачем делать лауреатство в таких конкурсах официальным званием. Конкурс нужен только для того, чтобы дети повышали свой уровень! И в то же время согласен с Раисой Ермишиной: музыкальные детские и юношеские состязания обязаны проводить профессионалы. Нужно понять: конкурс – это не только польза, он может нанести колоссальный вред.

Признаюсь честно: мне было очень непросто сидеть в жюри на «Щелкунчике» — уровень детей высочайший! И не только мне — Кате Мечетиной и Игнату Солженицыну было тяжко смотреть в глаза маленькому, но очень талантливому исполнителю, который сегодня проиграл. Представляете, насколько трудно нивелировать психологическую травму проигравшего малыша? Осознавать, что, быть может, сегодня ты решил его судьбу! А вдруг ты его сломал своим решением?!

Похожие новости:

Хочешь быть в курсе последних новостей Смоленска?
Подпишись на обновления сайта по RSS новости смоленскаRSS, RSS новости смоленскаEmail или twitter новости смоленскаTwitter

Оставить комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите самый большой кружок: