Честь и слава тебе, смоленская гимназия!


Честь и слава тебе, смоленская гимназия!

В редакцию «Рабочего пути» пришло письмо из Хьюстон (Техас, США). Его автор – уроженец Смоленщины, участник Великой Отечественной – в конце прошлого века переехал в Америку. Но воспоминания о родной школе, добрых учителях и счастливых годах детства не смогли стереть ни годы, ни тысячи километров.

«Родительский дом — начало начал», но и школе принадлежит очень важное место в определении жизненного пути человека.

В моей жизни была такая дорогая и близкая мне 7-я средняя школа города Смоленска. В 1933 году меня привел в школу папа. Тогда еще функционировала педологическая служба, определявшая уровень развития и «пороки» ребенка.
По их оценке я был зачислен в 1-й класс. Мальчик маленького роста, знавший буквы, но не умевший их превращать в слова. Представьте себе школу, в которую поступает столько детей, что нужно создавать восьмой по счету первый класс по 40 учеников в каждом.

Школа размещалась в бывшей гимназии, огромном четырехэтажном здании. Металлические ажурные лестницы, высокие потолки и двери, огромный сводчатый подвал — гардероб, стены здания толщиной 80 см. Недаром во время фашистской оккупации эту фундаментальную постройку облюбовал «Солдатский клуб».

За все время учебы я не помню ни одного ремонта — головной боли теперешних учителей.

В 1986 году мне посчастливилось принять участие в праздновании 200-летнего юбилея школы. Гимназия и школа воспитали много выдающихся людей, несколько раз ей присваивались новые почетные наименования. В годы моей учебы школа носила имя Надежды Константиновны Крупской, во время юбилея — имя своего славного выпускника Николая Михайловича Пржевальского — путешественника и исследователя Средней Азии и Памира.

200-летие школы отмечалось в Смоленске как важное событие. Пригласили выпускников всех лет из разных концов страны. В программе праздника было шествие по Лопатинскому саду, торжественное собрание в городском драматическом театре, вручение школе ордена «Знак Почета». Пожилые выпускники посидели за партами в своих классах, перелистали любовно собранные и сохраненные в школьном музее альбомы с фотографиями классов, почтили память друзей, унесенных войной и годами.

Самые теплые воспоминания храню о своих учителях, людях добрых и самоотверженных, которых мы по глупости и молодости иногда наделяли обидными прозвищами. Особенно памятны мне директора школы Иван Дмитриевич Андреев и Михаил Моисеевич Иоффе, первая учительница Анастасия Ивановна Руковская — мать одного из летчиков экипажа Героя Советского Союза Анатолия Ляпидевского, спасавших героев-челюскинцев со льдов Чукотского моря в 1934 году. У многих учителей были прозвища, подчеркивающие их внешность или характер. За давностью времени из памяти стерлись имена прекрасных учителей, но их прозвища остались. Учительницу химии, например, мы называли Икона. Давая нам задания, она говорила:
— Как только я дойду до двери, работы приниматься не будут.

После звонка она брала 2-3 работы, которые успели написать отличники, и выходила из класса. Ученики догоняли ее аж на лестнице, отдавая недописанные задания.

Очень хорошо помню учительницу русского языка и литературы Локс, прекрасную учительницу рисования Людмилу Ивановну Кукс, учительницу немецкого языка Константинову, истории — Максимовскую, географии — Юшкевич, учителя физкультуры — Николая Николаевича, преподавателя математики — Соркина (Чижик), физики -Романовского (Самоварчик), военного дела — полковника Янковского (Каланча).

Доска почета размещалась вдоль лестницы. Мой старший брат Григорий Иосифович Шайкинд закончил школу в 1939 году с полным комплектом «Похвальных листов», которые заменяли в то время медали. Григорий тоже был гостем юбилея.
В школе были высокие требования к учащимся. Соревнование за стопроцентную успеваемость и формула «три пишем, два в уме» еще не появилась. В каждом классе на второй год оставались несколько человек. И это не было трагедией. Нужны были знания, а не проценты, «высидеть аттестат», переходя из класса в класс до выпуска, было невозможно. На переводном экзамене по географии в четвертом классе я не смог назвать столицу Киргизии город Фрунзе и не получил «Похвальную грамоту» (как часто мы видим современных беспомощных 10-классников у географической карты).
К 1941 году я закончил восьмой класс. Дальнейшую учебу прервала война.

Поскольку мне 95 лет, то моя встреча со своими одноклассниками маловероятна. Но встреча с их потомками, читателями газеты «Рабочий путь», вполне возможна. Поэтому есть смысл назвать фамилии и имена моих бывших одноклассников. Это Гринько Вера, ставшая директором школы, Печкурова Нина, бывшая главврач Покровской больницы, Жеглецов Константин, заведующий отделом образования, Вадим Панков — музыкант, а еще Реня Новик, Вера Тихомирова, Сева Колесников — сын школьного врача, три брата Гасан, Виктор Синицкий, чья мама была художником и оформляла нашу стенгазету, Яков Райбер и его друг Евгений Яковлев, погибший при освобождении Смоленска в 1943 году, Нелла Крапивнер, Анатолий Борейша, Дориан Карасев.

В годы войны судьба свела меня на службе в воздушно-десантной бригаде и Карельском фронте с одноклассником Кимом Острым, старшим сержантом роты противотанковых ружей. Он воевал и в Венгрии. Мы встречались в Смоленске в 1952 году.

Август 2020 года. Канун очередного учебного года во всей системе народного образования России. Школы усиленно готовятся к учебному году, проводятся традиционные педагогические совещания. Учителя обновляют свои планы и от всего сердца готовы передать свои знания детям.

В педагогическом строю и отряд учителей прославленной смоленской гимназии №1 имени Пржевальского.
234 года гимназия сеет разумное, доброе и вечное в родном Смоленске, поэтому хочу ей пожелать дальнейших успехов.

Источник: Рабочий путь

Читайте также

Оставить комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите самый большой кружок: