Чем важен для нас провальный «Вратарь Галактики»


Чем важен для нас провальный «Вратарь Галактики»

Космическое фэнтези «Вратарь Галактики» Джаника Файзиева, работа над которым шла пять лет, провалилось в прокате. Как не без злорадства пишут наблюдатели, — с треском. Несмотря на беспрецедентную рекламную кампанию, активное продвижение на телеканалах и резонансную премьеру, фильм привлек крайне мало заинтересованных зрителей и не имеет шансов вернуть 500 миллионов, затраченных на него государством.Вместе с тем это довольно важный фильм для хода нашей киноиндустрии. Это полигон для освоения и обкатки технологических ресурсов и, одновременно, попытка одним прыжком доказать их потенциальную конкурентоспособность. Попытка доказать не удалась, но за нее спасибо. А обкатка — состоялась.

Придуманная группой сценаристов во главе с Файзиевым история, как часто бывает в авантюрных фэнтези, предельно туманна. Земля будущего успела поменять климат, Москва тонет в зарослях лиан, среди джунглей сиротливо торчат памятник покорителям космоса и какая-то высотка сталинских времен. После козней темных сил Луна раскололась, гибель грозит и Земле, но есть силы светлые, которые хотят спасти человечество. Само же человечество, сидя на пороховой бочке, занято тем, что тупо смотрит матч по межгалактическому космоболу, протекающий на гигантском стадионе, он же инопланетный корабль, похожий на исполинскую амебу-корненожку. Все пропорции искажены, как в зеркалах «комнаты смеха», поэтому с точностью сказать, где здесь что, — невозможно. Из человечества, представленного москвичами и подобием эскимосов в лодках, фильм выделяет и назначает в герои столь же тупого, но мускулистого атлета по имени Антон. Он сначала неудачник и ищет работу, чтобы спасти умирающую маму, а потом окажется обладателем неземных способностей — тем «избранным», который и спасет человечество. Хотя в силу природной тупости и все затмевающей любви к маме наделает попутно много глупостей.

Есть ощущение, что, выдумывая эту историю, сценаристы подгоняли ход действия под устоявшиеся в мировых фэнтези клише. И мы не самостоятельную историю смотрим, а перелистываем антологию классических схем: вот захватывающий дух пейзаж из «Аватара», вот толпа космических монстриков из «Звездных войн», вот умильная летающая осьминожка — мимишная, как в фильме «Батарейки не прилагаются», но со сказочно беспредельными возможностями. Есть отзвуки «Властелина колец», есть голубоглазый белый мишка, легко меняющий габариты и степень угрозы, есть контуры «Хеллбоя» и многочисленных слепков с него. И, разумеется, очередной вариант «Роллерболов» — безумных игр, без которых в кино не обходится ни одна фантастическая затея. В этом лукулловом пиру компьютерных ухищрений ясно ощутим азарт художников-программистов, мечтающих прорваться в неизвестное, но пока идущих тропами, освоенными мировыми титанами CGI. Они напоминают бегунов, которые пытаются догнать лидеров гонки и проходят все ухабы и кочки, которые те давно миновали. Перечень преодоленных ухабов — перед нами в фильме, а спины лидеров еще маячат далеко впереди.

Визуально картина — за малыми исключениями — способна вызвать едва ли не гордость за нашу всесильную кинотехнику. В изображении антиутопического будущего есть сбои вкуса и нелепости, но в целом — все как у людей, и технически к блокбастерным гонкам наше кино готово. С этим фильмом к нам вернулась и голливудского разлива симфоническая музыка — приглашен американский композитор Тони Нейман, набивший руку на телесериях о супергероях. Из мира Спилбергов и Лукасов взяты на вооружение благие продюсерские амбиции: к фильму с возрастным цензом 6+ привлечены звезды уровня Евгения Миронова, Михаила Ефремова и Елены Яковлевой, сыгравшей маму героя. Правда, режиссер тут же нарушил все возрастные цензы, снабдив сказку дозой эротики космических размеров. Но в целом сымитировать свой «Аватар» уже, пожалуй, можно.

Не хватает одной детали — сценария. В фильме его нет вообще. Не придумано и не продумано решительно все. Ученически заимствовано противостояние «света» и «тьмы» — даже в именах «властелинов», сведенных к простеньким Черно и Бело. Из «Звездных войн» взяты сложные родственные отношения противоборствующих титанов; обоих должен изображать Евгений Миронов, но играть ему нечего. Диковато выглядит идея совмещения стадиона с космическим кораблем неведомых размеров, хотя вид ревущих трибун впечатляет соединением элементов лукасовской вселенной с наивностью детского рисунка. Никак не заданы условия «космобола», что лишает зрителя последнего удовольствия в этой игре за кого-нибудь «болеть». И совсем не чувствуется жесткая рука автора-режиссера, который четко знает, о чем он рассказывает и зачем затеял столь дорогое и трудоемкое кинематографическое предприятие. Сколь бы азартной ни была наша вечная задача «догнать и перегнать Америку», она не может быть триггером достижений в искусстве. Поэтому фильм, ошеломляющий визуальной щедростью и техническим потенциалом, не поднялся над уровнем компьютерной игры, смысл которой неважен — был бы выброс адреналина. Но обкатка технологий, повторяю, успешно состоялась. Осталось незаурядную творческую энергию употребить в художественных целях и найти новых Стругацких для свежей дебютной идеи, которая заслуживала бы серьезного обсуждения.

Читайте также

Оставить комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите самый большой кружок: